Смешные рассказы путешественников. По материалам туристических интернет-сайтов

Амазония


Старик - это отдельный персонаж: мутные стеклянные глаза, кривые короткие ноги, широкая улыбка, большая голова
и крепкое тело. Вчера брат с видом профессора-антрополога попытался выяснить у него, где мы находимся, раскрыл карту
и, тыкая в нее указательным пальцем, стал методично, как лектор общества 'Знание', повторять старику вопрос. Вождь
неторопливо повернул голову и сказал, что то место, где мы сейчас - красивое и, что здесь много больших шестиметровых
кайманов. В карту он даже не взглянул. Но брат не унимался: 'Педро, а когда мы приедем?'. Вождь взглянул на него,
как на сумасшедшего и ответил: 'Как только я перестану рулить и остановлю яхту, тогда и приедем':

Еще утром брат спросил индейца, далеко ли до города. Тот ответил: 'Два часа'. Окей. Прошло два часа. Я попросил брата
еще раз спросить, далеко ли до города. Ответ, как и прежде - два часа. Прошло еще два часа. На вторую палубу поднялся
мрачный Сильвио и сказал: 'Я не хочу больше спрашивать Педро о том, сколько плыть. Он все время говорит мне, что мы
уже рядом'. Да, не мудрено, что индейцы так и не изобрели колеса, ведь понятие о времени и пространстве у них напрочь
отсутствует. Да и чего суетиться: как только вождь перестанет рулить, так мы и приплывем. Вот и вся индейская философия.

Вот и джунгли. От хутора вглубь - тропа. Идем по ней до поля маниоки и марихуаны, затем - дебри. Сильвио периодически
рубит мачетой по деревьям: то сок попьет, то воду (хоть бы отравленной глотнул, ведь из 20 видов деревьев, содержащих
воду в стволах, только три вида можно пить без последствий, а остальные - только для того, чтобы остаться молодым
навечно.

Культурный обмен начался. Они уже готовы плясать. Но мы просим еще и еще браги. Мутанчи цокает языком и говорит, что
напиток хороший, называется 'Здравствуй, дизентерия'. Жажда угасает.

В Москве все, как всегда: какой-то урод врезался в стелу, молния перебила кабель, покупатели не платят, поставщики
не грузят, цены растут, в общем, подытоживает Таня, все хорошо.

Хроники одиночного пробега по городам и весям Поднебесной

Впереди по дороге сидела довольно большая обезьяна, которая при виде меня поднялась и уверенным шагом "от бедра"
направилась прямо ко мне. Дойдя, остановилась, поднялась на задние лапы и отработанным жестом по-хозяйски полезла
в левый карман куртки, завязанной вокруг пояса. Карман был пустым и она полезла в другой, где лежал пакет с сушеной
папайей, которую я жевала в пути. Неслыханная наглость животного возмутила меня до глубины души, но в ответ на мои
тщетные попытки сопротивляться, грабитель оскалил желтые клыки, сопровождая это грозным рыком. Демонстрация силы
достигла своей цели и поставила точку в вопросе "Кто в доме хозяин?" Как ни стыдно признать, но я оказалась покладистой
жертвой, т.к. желание сохранить куртку и жизнь взяли вверх над ущемленным чувством справедливости. Впоследствии
мне рассказали, что одна австрийская пара поплатилась своим фотоаппаратом в этом же месте, несколькими днями ранее.
Есть также свидетельства большой симпатии обезьян к продукции телекоминдустрии: что может быть милее и нужнее
обезьяньему семейству, чем мобильники с их кнопочками, подсветкой и музыкальными трелями?!

Индия

Индийские вокзалы это целая песня, всегда полные жутких маргинальных элементов, самого невероятного типа.
Ощущение, что именно здесь собираются самые невероятные попрошайки, нищие в оборванных тряпках, различные уроды
каких не встретишь даже на страницах специализированных энциклопедий. Вокруг нас постоянно крутилась пара чумазых
детишек, которых сменил мальчик-паук с недоразвитыми ногами, таких тут очень много. Этот, ползал вокруг пассажиров
с помощью рук и чего-то похожего на ноги, несмотря на свой физический недостаток, он выглядел вполне довольным жизнью
и нуждался только в небольшой сумме денег.

Остров Борнео. Провинция Сабах

Потом пришла подруга. "Дорогая",- прошамкал ей Берни, эти люди из России. Старуха усидела на стуле, но как-то
сильно напряглась, из чего заключаю, что, или она из блока тори, или её обидели в детстве революционные матросы.
Носатую обезьяну увидели, я поймал её в видоискатель и приблизил зумом: вот уродина! Мясистый шнобель,
свисающий до подбородка, напоминает огурец. Огромное пузо выделяется на фоне тонких конечностей. Да, такое редко
где увидишь, только в Сабахе.

Атмосфера в нашей лодке была такая: я смотрю на деревья, на пейзаж - красиво, начинаю снимать на камеру.
В это время сзади голос: сЕргей!!! посмотри - это ящерица. сЕргей!!! посмотри это макака... Я соблюдал политкорректность,
но когда мы минут пять стояли и старушка сзади смотрела, как маленькая макака какает и приговаривала:
"свит, фани бэбииии...", я не выдержал и начал материться.

96 дней и ночей в Южной Америке

Летим дальше. светает. Летим над землей. Стюардессы собирают заполненные бумажки. Моя девственно чиста.
- Языки, языки надо учить! - озвучиваю я, ранее промелькнувшую мысль.
- Чего-чего? - это она мне по-своему.
- Милая, ты что кроме английского и испанского ничего больше не знаешь? Чему вас только в школе учат! Хэлп, хэлп ми!
- перехожу я на английский. - Ай ноу андестэнд, хэлп ми плиз! - оказывается, я очень даже прилично говорю на английском.
Девушка меня поняла. Попросила паспорт. И сама все заполнила. Задала еще несколько вопросов. Наверное, из любопытства.
- Голубка моя, да если б я знал по-вашему, то разве просил бы помощи? Ты уж пиши чего-нибудь на свое усмотрение.
Ну она все и написала.

Из ступора меня выводит водитель такси:
- Senor, quisiera А не желает ли многоуважаемый мистер доехать на такси туда, куда ему нужно? (Говорит по-испански,
но я его прекрасно понимаю.)
- Да не, земляк, я лучше пройдусь пешком. Насиделся в самолете. Ты мне лучше скажи, где находится отель "Сукре",
который на площади Сан-Франциско, рядом с собором Сан-Франциско?
Синьор начинает мне подробно рассказывать, как найти то, что мне нужно. Внимательно слушаю в течение четырех минут,
потом очень вежливо перебиваю:
- Земляк, ты не выпендривайся, не надо мне демонстрировать свои знания испанского, ты мне лучше рукой покажи
(говорю по-русски с испанскими жестами). Мужик дает отмашку и я двигаюсь в указанном направлении.

Собрав монатки ломанул в Перу без всяких виз.
Сложнее всего выходить из города. Но я сориентировался по Солнцу и взял нужный курс. Эквадорский таможенник без проблем
поставил печать о выезде. Есть у меня виза в Перу или нет, ему глубоко плевать. А вот перуанским таможенникам не плевать.
- У вас нет визы!
- Я в курсе. Ставьте быстренько визу и я пошел.
Таможенник стал извиняться за несовершенство их таможенных законов, за негибкость их бюрократической машины и сказал,
что ближайшее место, где я могу получить визу - это Мочала. Ну, Мочала, так Мочала!
В Мочале без труда нашел отель за 3 бакса и консульство.
- Буэнос диас, ребятки! Как насчет визы?
- Буэнос, буэнос, братан! Мы бы и рады дать тебе визу, но сейчас далеко уже не диас, а скорее ночес - приходи, маньяна
(завтра).
Ну, маньяна, так маньяна. Количество испанских слов в моем репертуаре растет.

К ночи пришел сторож. Я объяснил ему свою сущность, сказал, что я болею (быстренько выучил это слово), и попросился
заночевать. Утром продолжаю активно болеть, т.е. температурю, потею, не встаю. Обед. Местные предлагают поесть и вообще,
предлагают всяческую заботу. Хочется только пить, и чтоб оставили в покое. Полдник. Народ не на шутку разволновался.
Подогнали мне англоговорящего субъекта.
- Ребята все под контролем. Дайте спокойно поболеть.
Вечереет. Приехала полиция.
Мысленно:
- Господи! Подохнуть спокойно не дадут.
Я вообще-то сторожа понимаю - пришел какой-то иностранец. Лежит, не встает, болеет, а ну как помрет? Что потом с трупом
делать. Пусть лучше полиция разбирается.
Ну, полиция и начала разбираться.
- Кто такой? Откуда? А есть ли документ? Один путешествуешь, али как? Куда путь держишь?
- Но токар! Но токар! Но проблем! Отвалите!
- Э, нет, парень, собирай вещички, мы тебя в госпиталь повезем. Деньги-то есть?
- Денег нет! Ну не то что бы совсем нет - ваших солей нет, а доллары имеются.
С полицией сильно не поспоришь. В госпитале начали меня осматривать - дыши, не дыши, высунь язык, засунь.
Температура 38,6С. Бестолковая врачиха что-то пытается спрашивать.
- Родимая, я ж по-вашему ни бельмеса не понимаю.
Толковый полицейский вмешивается в разговор и начинает мне переводить.
Удивительное дело, но его я понимаю. Язык жестов - он международный.
- Да, тело ломит.
- Нет за лечение платить не готов. Буду помирать бесплатно.

На берегу реки - что-то типа турбазы. Белых челов с рюкзаками 20 штук. Куда-то собираются. Коричневые челы явно шерпы.
Интересно-интересно. Оказывается за висячим мостом начинается тропа Инков. В простонародье - камина Инка.
До Мачу-Пикчу осталось 30 км. Ну чем я не инк?
Смело шагаю по каменистым ступеням. Если бы я знал в то время, что проход по тропе разрешен только в составе группы
и не менее, чем за 300$, смелость моя поубавилась бы. Догнал группу плановых туристов. Их инструктор предупреждает меня,
что на линии работает контроль. "Проскочим!" - отмахиваюсь я рукой. Мужик сказал - мужик сделал. Проскочил я и кемпинги,
и контроль. В сумерках с трудом нашел "ровное" местечко для ночевки. На ужин - хлеб с водой.

Солнышко вроде взошло, но жаркости не наблюдается. Местные инструкторы удивляются моей одинокообразности и
неплатежеспособности. Предупреждают о будущем контроле и возможных проблемах. Устал объяснять, что меня интересуют
только настоящие проблемы. А на будущий контроль мне наплевать, а на будущие проблемы начихать. Вот в таком приподнятом
настроении я добрался до последнего кемпинга-контроля.

Очаг, куча ребятишек, все, как положено. Попил чай с жареным маисом, угостился молоком с сахаром. Общаюсь, курю, на дворе
темень. Предложили остаться. Остался на ночь, не колеблясь ни секунды. Под открытым небом достаточно прохладно.
Выдали мне одеяла. По чистоте они могли бы поспорить разве что с самим земляным полом.

На ближайшем полицейском посту объяснил свою сущность и попросил застопить мне хоть что-нибудь. Это оказался автобус.
К вечеру добрался до гшородка. Пейзаж не радует глаз. Равнины, сады, тоска. Сел на автобус до Буэнос-Айреса. Недорого.
И с этого момента понял, что начал, как стопник разлагаться. 1537 км за 36$. Очень даже недорого.

В аэропорт пришел, не имея ни одного ломаного цента.
Раннее утро. Всех приглашают на регистрацию. Домой, возвращаюсь, домой! Вежливая, улыбчивая сеньора принимает мой паспорт
и билет. Услужливый сеньор на мой рюкзачок лепит нашлепочку. А дальше начинается самое интересное.
- Вон в то окошечко платите, портовый сбор 25 долларов и проходите на посадочку.
Мои волосы поднялись дыбом.
- Какие 25 долларов? У меня гроша ломаного нет!
- Ну ничего страшного. До вылета еще 20 минут. Звоните амиго, он успеет.
- Какой амиго? Все мои амиго в Москве. Ты, подруга, думаешь, что говоришь?
- Ну, нет денег, нет полета", - и без всякой улыбки пододвигает мне паспорт и билет. Сеньор срывает нашлепочку
с рюкзака и указывает на выход.

Камбоджа

Кстати о языке. Конечно же все должны говорить по русски, но не везде это так.

Итак, изучив Пном-Пень досконально, мы отправляемся туда, куда туристические агентства будут зазывать вас словами типа:
Рай Земной или Нет места Краше: Оно и правда.

Боливия!

Потестировав ходовые качества джипа, добрались до первого озера. Высота была за 4 тыщи метров, а потому ночной дубак еще
и не собирался проваливать, несмотря на старающееся солнце. Все озеро практически полностью было покрыто тонкой коркой
льда, по которой гордо вышагивали отряды розовых птиц, не обращая внимания на подруливший джип. Большинству из нас этот
вид пернатых был знаком лишь по картинкам, а потому каждый пытался подобраться к ним поближе. В одну из таких попыток
я неудачно выбрал место для очередного шага и оказался по колено одной ногой в отменном черном говнище, имеющим стойкий
аромат обычного русского болота. Мда. Отличная перспектива, провести весь день с мокрой черной ногой, снабжая окружающий
воздух замечательной вонью. Самое обидное, что и сфоткать-то птичку не успел. Выматерившись вдоволь, обтер, что смог,
о пучки произрастающей травы, больше напоминающей скопление иголок, и пошел грузиться в джип, где вся группа ждала только
меня, этакого говноступа.

Следующее озеро появилось довольно быстро. Предыдущее болото по сравнению с ним было просто скоплением птичек-отщипенцев.
Количество фламинго здесь измерялось сотнями, а цветовая палитра пернатых имела мелкий шаг от белого до ярко-розового.
Тусовались они группами, объединившись по цветовому признаку. Некоторые ошивались давольно близко к берегу - очень
удобно для крупнопланового снимка.
Увидев все это, еще больше осознал бессмысленность своего провала на предыдущем озере. Ладно хоть говнище стало
потихоньку высыхать.
Тем не менее до гейзеров мы добрались.
Правда, особого интереса от их посещения не получили: те две дымящиеся лужи, которые мы увидили при свете фар,
впечатления ни на кого не произвели. К тому же нормально поглазеть на них мешал жесткий минус за пределами джипа -
как-никак вечер и высота 4800.

Перу: Писко с куем

Отель нормальный. Селимся. Кстати, мужик - не агент, а просто работник отеля. Нужно же как-то клиентов привлекать,
раз австралийские издатели LP об этом не позаботились. Номер хороший, маленький, два окна. Значит, днем прогреется,
и ночью теплее будет. Отопления то нет. А ночью до нуля. Смотрю в одно окно. Четвертый этаж. Вид - дрянь. Мусор, крыши,
провода. Только фон - горы. Открываю другое окно. В окно запрыгивает собака. Большая белая и лохматая. В диком восторге,
что номер наконец-то заселен, и теперь будет с кем пообщаться. Ну, не совсем запрыгивает, так, до половины и сразу
обратно. Я что угодно ожидал увидеть из окна четвертого этажа, хоть кондора. Но на собаку как-то не рассчитывал.
Просто под окном крыша третьего этажа оказалась, а на ней поселена собака. Мы с собачкой немножко пообщались, дали
ей печенья и шторку занавеской закрыли обратно, а то псина бесконечно долго была готова общаться, уж больно дружелюбная.

Я попробовал этого куя за ужином в Куско (шведский стол), там он порезан на небольшие кусочки, а не зажарен и подан
целиком с головой и когтистыми лапами, как это обычно делается в национальных ресторанах. Есть можно, мясо и мясо,
но с привкусом, для меня неприятным. Съел пару кусочков и думаю, а зачем мне есть куя, когда без куя: всего полно.
Взять, например, мясо альпаки, младшей сестры ламы, там привкус приятный, напоминает косулю. Позже мы посетили главный
католический собор Куско, и тут без куя не обошлось. Справа от алтаря висит картина Тайная вечеря: сидят двенадцать
апостолов с Иисусом, в чашах красное вино, а в центре стола тарелка с закуской, а в ней, уж извините за прямоту,
кроме куя, нет ни чего. Всех апостолов, кроме Иуды это вполне устраивает, а Иуда гад отворачивается, не хочет ни куя,
ни чего-нибудь еще. Рауль называет это симбиозом культур, католические миссионеры учитывали местную специфику.

По пути в Икитос поставили жирную точку в программе, завернув к местному колдуну. Нам было объяснено, что колдун
практикующий, и, поскольку мы отнимаем у него драгоценное время, должны материально возместить потери.
Колдун встретил нас в старых застиранных штанах и такой же рубахе, видимо посчитал, что надевать бутафорский наряд
ниже его достоинства. Сеанс его магии ни на кого особого впечатления не произвёл, даже на тех, которые изъявили
желание его чарам подвергнуться.

Автобус Пуно-Арекипа компании Julsa был весьма и весьма помойным. Кстати, это в большей степени зависит не от компании,
а от типа билета. У каждой компании есть как автобусы премиум-класса, так и подобные колымаги. Но особенно отравлял нам
путешествие некий господин, который в течение 3 (трех!) часов разгуливал по салону, рекламируя пассажирам некий препарат
под названием Мака. По словам господина, Мака помогает абсолютно от всего - от расстройства желудка и от запора,
от головной боли и болях в спине, от дисбактериоза и авитаминоза, от аллергии на кошек до просто плохого настроения.
Пассажиры верили не охотно, в результате чего господин пускался во все новые и новые объяснения. В конце он, кажется,
подходил к каждому, спрашивал, чем он болеет и начинал объяснять, что Мака - это именно то, что нужно от этой болезни.
Нас спасал только слушаемый по очереди плеер и, конечно же, завораживающие виды на вулкан Мисти и другие андийские
вершины.

Кактусы в цвету. Боливия

Ещё Лариса рассказывала, что европейцу устроиться на работу в Боливии - нечего делать, в смысле легко и просто.
Охотно, например, берут администраторами в рестораны. Функция - следить за местными рабочими, чтобы не очень воровали.
Хотя, по её же словам, рентабельность большинства ресторанов, хозяев абсолютно не волнует. У этих ресторанов совсем
другая функция - это прачечные для отмывания кокаиновых денег. Или, например, такой случай. Появляется в Ла-Пасе таксист,
работает год, а потом покупает шикарный дом. Откуда у простого таксиста такие деньги? В боливийском народе по этому
поводу говорят - Белоснежка помогла.

Так что от Ларисы мы узнали много интересного, а вот с историко-краеведческой подготовкой у неё похуже.
Едем по городу, видим памятник. Кому памятник? - спрашиваем. Героям - отвечает. Действительно, думаем, логично,
кому же ещё ставить памятники, не трусам же и предателям.

на главную страницу